Пиала — это тело, а влага — душа

Омар Хайям стихи: рубаи по алфавиту

Омар Хайям – средневековый поэт, знаменитый своими стихами – рубаи. Он также был ученым. Но нам он известен прежде всего, как великий поэт. Датой его рождения принято считать 1048 год, датой смерти – 1123. Писал на фарси и арабском. Его стихи посвящены смыслу жизни, любви, красоте, мудрости и затрагивают вечные вопросы бытия. Хайям один из самых любимых, читаемых и цитируемых авторов во всём мире.
В этой подборке приводятся рубаи Омара Хайяма по алфавиту. На сайте можно найти все переводы стихотворений поэта, кроме тех, которых Омар Хайям никогда не писал. Почитаем же истинного Омара – грустного и весёлого, мудрого и в меру пьяного (от любви)

Ад и рай – в небесах, – утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай – это две половины души.

Алый лал наливай в пиалу из ковша,
Пиала – это тело, а влага – душа.
Улыбается весело полная чаша,
Слезы сердца осушишь, ее осуша.

Ах, сколько раз, вставая ото сна,
Я обещал, что впредь не буду пить вина,
Но нынче, Господи, я не даю зарока:
Могу ли я не пить, когда пришла весна?

Бегут за мигом миг и за весной весна;
Не проводи же их без песен и вина.
Ведь в царстве бытия нет блага выше жизни, –
Как проведешь ее, так и пройдет она.

Без вина я по жизни брести не могу,
Тяжесть трезвого тела нести не могу,
Жду, когда виночерпий напьется и скажет:
“Наливай себе сам – я, прости, не могу. “

Без меня собираясь в застолье хмельном,
Продолжайте блистать красотой и умом.
Когда чаши наполнит вином виночерпий –
Помяните ушедшего чистым вином!

Беспощадна судьба, наши планы круша.
Час настанет – и тело покинет душа.
Не спеши, посиди на траве, под которой
Скоро будешь лежать, никуда не спеша.

Благоговейно чтят везде стихи Корана,
Но как читают их? Не часто и не рьяно.
Тебя ж, сверкающий вдоль края кубка стих,
Читают вечером, и днем, и утром рано.

Благородство и подлость, отвага и страх –
Все с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже –
Мы такие, какими нас создал Аллах!

Блажен, кто на ковре сверкающего луга,
Пред кознями небес не ведая испуга,
Потягивает сок благословенных лоз
И гладит бережно душистый локон друга.

Блуднице шейх сказал: “Ты, что ни день, пьяна,
И, что ни час, то в сеть другим завлечена!”
Ему на то: “Ты прав, но ты-то сам таков ли,
Каким всем кажешься?” – ответила она.

Богатством, – слова нет, – не заменить ума,
Но неимущему и рай земной – тюрьма.
Фиалка нищая склоняет лик, а роза
Смеется: золотом полна ее сума.

Боже, скуку смертельную нашу прости,
Эту муку похмельную нашу прости,
Эти ноги, бредущие к харабату.
Эту руку, обнявшую чашу, прости!

Бокала полного веселый вид мне люб,
Звук арф, что жалобно при том звенит, мне люб.
Ханжа, которому чужда отрада хмеля, –
Когда он за сто верст, горами скрыт, – мне люб.

Бренность мира узрев, горевать погоди!
Верь: недаром колотится сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было – то сплыло.
Не горюй о грядущем: туман впереди.

Бросил пить я. Тоска мою душу сосет.
Всяк дает мне советы, лекарства несет,
Ни одно облегчения мне не приносит –
Только полная чарка Хайяма спасет!

“Брось вино! Попадешь, – мне пророчат, – в беду:
В день Суда испекут тебя черти в аду!”
Это так. Но не лучше ли вечного рая
Миг божественной истины в пьяном бреду?

Брось молиться, неси нам вина, богомол,
Разобьем свою добрую славу об пол.
Все равно ты судьбу за подол не ухватишь –
Ухвати хоть красавицу за подол!

Буду пьянствовать я до конца своих дней,
Чтоб разило вином из могилы моей.
Чтобы пьяный, пришедший ко мне на могилу,
Стал от винного запаха вдвое пьяней!

Будь Аристотеля, Джемхура будь мудрей,
Будь богдыхана ты иль кесаря сильней,
Пей все равно вино. Конец один – могила, –
Ведь даже царь Бехрам почил навеки в ней.

Будь все добро мое кирпич один, в кружало
Его бы я отнес в обмен на полбокала.
Как завтра проживу? Продам чалму и плащ.
Ведь не святая же Мария их соткала.

Будь глух к ученому о Боге суесловью,
Целуй кумир, к его прильнувши изголовью.
Покуда кровь твою не пролил злобный рок,
Свой кубок наполняй бесценных гроздий кровью.

Будь милосердна, жизнь, мой виночерпий злой!
Мне лжи, бездушия и подлости отстой
Довольно подливать! Поистине, из кубка
Готов я выплеснуть напиток горький твой.

Будь, как ринд, завсегдатаем всех кабаков,
Вечно пьяным, свободным от всяких оков,
Хоть разбойником будь на проезжей дороге:
Грабь богатых, добром одаряй бедняков!

Был бы я благочестьем прославиться рад,
Был бы рад за грехи не отправиться в ад,
Но божественный сок твоих лоз, виноград,
Для души моей – лучшая из наград!

Был ли в самом начале у мира исток?
Вот загадка, которую задал нам Бог.
Мудрецы толковали о ней, как хотели, –
Ни один разгадать ее толком не смог.

Были б добрые в силе, а злые слабы –
Мы б от тяжких раздумий не хмурили лбы!
Если б в мире законом была справедливость –
Не роптали бы мы на превратность судьбы.

В Книге Судеб ни слова нельзя изменить.
Тех, кто вечно страдает, нельзя извинить.
Можешь пить свою желчь до скончания жизни:
Жизнь нельзя сократить и нельзя удлинить.

В божий храм не пускайте меня на порог.
Я – безбожник. Таким сотворил меня бег.
Я подобен блуднице, чья вера – порок,
Рады б грешники в рай – да не знают дорог.

В бокалы влей вина и песню затяни нам,
Свой голос примешав к страданьям соловьиным!
Без песни пить нельзя, – ведь иначе вино
Нам разливалось бы без бульканья кувшином.

Читайте также:  Происхождение чая: развитие чайной культуры в Китае

В день, когда оседлали небес скакуна,
Когда дали созвездиям их имена,
Когда все наши судьбы вписали в скрижали –
Мы покорными стали. Не наша вина.

В детстве ходим за истиной к учителям,
После – ходят за истиной к нашим дверям.
Где же истина? Мы появились из капли,
Станем – ветром, Вот смысл этой сказки, Хайям!

В жизни сей опьянение лучше всего,
Нежной гурии пение лучше всего,
Вольной мысли кипение лучше всего,
Всех запретов забвение лучше всего.

В жизни трезвым я не был, и к Богу на суд
В Судный день меня пьяного принесут!
До зари я лобзаю заздравную чашу,
Обнимаю за шею любезный сосуд.

В колыбели – младенец, покойник – в гробу:
Вот и все, что известно про нашу судьбу.
Выпей чашу до дна – и не спрашивай много:
Господин не откроет секрета рабу.

В мире временном, сущность которого – тлен,
Не сдавайся вещам несущественным в плен,
Сущим в мире считай только дух вездесущий,
Чуждый всяких вещественных перемен.

В молитве и посте я, мнилось мне, нашел
Путь к избавлению от всех грехов и зол;
Но как-то невзначай забыл про омовенье,
Глоток вина хлебнул, – и прахом пост пошел.

В одной руке цветы, в другой – бокал бессменный,
Пируй с возлюбленной, забыв о всей вселенной,
Покуда смерти смерч вдруг не сорвет с тебя,
Как с розы лепестки, сорочку жизни бренной.

В окруженье друзей, на веселом пиру
Буду пить эту влагу, пока не умру!
Буду пить из прекрасных гончарных изделий,
До того как сырьем послужить гончару.

В поднебесье светил ослепительных тьма,
Помыкая тобою, блуждает сама.
О, мудрец! Заблуждаясь, в сомненьях теряясь,
Не теряй путеводную нитку ума!

В прах судьбою растертые видятся мне,
Под землей распростертые видятся мне,
Сколько я ни вперяюсь во мрак запредельный:
Только мертвые, мертвые видятся мне.

В сад тенистый с тобой удалившись вдвоем,
Мы вина в пиалу, помолившись, нальем.
Скольких любящих, Боже, в безумье своем
Превратил ты в сосуд, из которого пьем!

В тот час, как свой наряд фиалка расцветит
И ветер утренний в весенний сад влетит,
Блажен, кто сядет пить вдвоем с сереброгрудой
И разобьет потом бокал о камень плит.

В этой тленной Вселенной в положенный срок
Превращаются в прах человек и цветок.
Кабы прах испарялся у нас из-под ног –
С неба лился б на землю кровавый поток!

В этом замкнутом круге – крути не крути –
Не удастся конца и начала найти.
Наша роль в этом мире – прийти и уйти.
Кто нам скажет о цели, о смысле пути?

В этом мире глупцов, подлецов, торгашей
Уши, мудрый, заткни, рот надежно зашей,
Веки плотно зажмурь – хоть немного подумай
О сохранности глаз, языка и ушей!

В этом мире на каждом шагу – западня,
Я по собственной воле не прожил и дня.
Без меня в небесах принимают решенья,
А потом бунтарем называют меня!

В этом мире не вырастет правды побег.
Справедливость не правила миром вовек.
Не считай, что изменишь течение жизни.
За подрубленный сук не держись, человек!

В этом мире неверном не будь дураком:
Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,
Трезвый оком взгляни на ближайшего друга –
Друг, возможно, окажется злейшим врагом.

В этом мире ты мудрым слывешь? Ну и что?
Всем пример и совет подаешь? Ну и что?
До ста лет ты намерен прожить? Допускаю,
Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что?

Венец с главы царя, корону богдыханов
И самый дорогой из пресвятых тюрбанов
За песнь отдал бы я, на кубок же вина
Я б четки променял, сию орду обманов.

Вереницею дни-скороходы идут,
Друг за другом закаты, восходы идут.
Виночерпий! Не надо скорбеть о минувшем.
Дай скорее вина, ибо годы идут.

Веселись! Ибо нас не спросили вчера.
Эту кашу без нас заварили вчера.
Мы не сами грешили и пили вчера –
Все за нас в небесах предрешили вчера.

Веселись! Невеселые сходят с ума.
Светит вечными звездами вечная тьма.
Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плоти
Кирпичи изготовят и сложат дома?

Веселясь беззаботно, греша без конца,
Не теряю надежды на милость творца.
Снова, пьяный мертвецки, лежу под забором.
Лягу в землю – создатель простит мертвеца!

Весь Коран, к сожаленью, не каждый прочтет,
Лишь томимый духовною жаждой прочтет,
А пресветлый аят, опоясавший чашу,
Каждый пьющий не раз и не дважды прочтет!

Видит Бог: не пропившись, я пить перестал,
Не с ханжой согласившись, я пить перестал.
Пил – утешить хотел безутешную душу.
Всей душою влюбившись, я пить перестал.

Видишь этого мальчика, старый мудрец?
Он песком забавляется – строит дворец.
Дай совет ему: “Будь осторожен, юнец,
С прахом мудрых голов и влюбленных сердец!”

Вижу смутную землю – обитель скорбей,
Вижу смертных, спешащих к могиле своей,
Вижу славных царей, луноликих красавиц,
Отблиставших и ставших добычей червей.

Вижу: птица сидит на стене городской,
Держит череп в когтях, повторяет с тоской:
“Шах великий! Где войск твоих трубные клики?
Где твоих барабанов торжественный бой?”

Вина глоток один венца Китая стоит,
А целый кубок ста обетов рая стоит.
Ах, перед горечью пленительной вина
Что сладость вся твоя, о жизнь земная, стоит?

Вино питает мощь равно души и плоти,
К сокрытым тайнам ключ вы только в нем найдете.
Земной и горний мир, до вас мне дела нет!
Вы оба пред вином ничто, в конечном счете.

Виночерпий! Прекрасней Иосифа ты.
Умереть за тебя – нет прекрасней мечты,
Свет очей моих – прах твоих ног, виночерпий!
Ты – бессмертное солнце среди темноты.

Виночерпий! Расплавленный лал принеси.
Луноликая! В кубок уста погрузи.
Ибо жаркие губы любимой и кубок
С этой огненной влагою – в кровной связи.

Виночерпий, бездонный кувшин приготовь!
Пусть без устали хлещет из горлышка кровь.
Эта влага мне стала единственным другом,
Ибо все изменили – и друг, и любовь.

Читайте также:  Вред и польза пустырника

Виночерпий, налей в мою чашу вина!
Этой влагой целебной упьюсь допьяна,
Перед тем как непрочная плоть моя будет
Гончарами в кувшины превращена.

Виночерпий, налей в мою чашу огня!
Надоела хвастливых друзей болтовня.
Дай мне полный кувшин этой пламенной влаги,
Прежде чем изготовят кувшин из меня.

Виночерпий, опять моя чаша пуста!
Чистой влаги иссохшие жаждут уста,
Ибо друга иного у нас не осталось,
У которого совесть была бы чиста.

Влагу, к жизни тебя возродившую, пей,
Влагу, юность тебе возвратившую, пей,
Эту алую, с пламенем схожую, влагу,
В радость горе твое превратившую, пей!

Влюбленный на ногах пусть держится едва,
Пусть у него гудит от хмеля голова.
Лишь трезвый человек заботами снедаем,
А пьяному ведь все на свете трын-трава.

Вместо злата и жемчуга с янтарем
Мы другое богатство себе изберем:
Сбрось наряды, прикрой свое тело старьем,
Но и в жалких лохмотьях – останься царем!

Вместо розы – колючка сухая сойдет.
Черный ад – вместо светлого рая сойдет.
Если нет под рукою муллы и мечети –
Поп сгодится и вера чужая сойдет!

Вместо сказок про райскую благодать
Прикажи нам вина поскорее подать.
Звук пустой – эти гурии, розы, фонтаны.
Лучше пить, чем о жизни загробной гадать!

Вместо солнца весь мир озарить – не могу,
В тайну сущего дверь отворить – не могу.
В море мыслей нашел я жемчужину смысла,
Но от страха ее просверлить не могу.

Вновь на старости лет я у страсти в плену.
Разве иначе я пристрастился б к вину?
Все обеты нарушил возлюбленной ради
И, рыдая, свое безрассудство кляну.

Водой небытия зародыш мой вспоен,
Огнем страдания мой мрачный дух зажжен;
Как ветер, я несусь из края в край вселенной
И горсточкой земли окончу жизни сон.

Вожделея, желаний своих не таи.
В лапах смерти угаснут желанья твои.
А пока мы не стали безжизненным прахом –
Виночерпий, живою водой напои!

Волшебства о любви болтовня лишена,
Как остывшие угли – огня лишена.
А любовь настоящая жарко пылает,
Сна и отдыха, ночи и дня лишена.

Вопросов полон мир, – кто даст на них ответ?
Брось этим мучиться, пока ты в цвете лет.
Тут, на земле, вином создай эдем, – в небесный
Не то ты попадешь, не то, мой милый, нет.

Вот беспутный гуляка, хмельной ветрогон:
Деньги, истину, жизнь – все поставит на кон!
Шариат и Коран – для него не закон.
Кто на свете, скажите, отважней, чем он?

Вот кубок! Не найти столь дивного другого.
Ему расцеловать чело душа готова.
Но брошен оземь он небесным гончаром,
Что вылепил его, – и глиной стал он снова.

Вот лицо мое – словно прекрасный тюльпан,
Вот мой стройный, как ствол кипарисовый, стан,
Одного, сотворенный из праха, не знаю:
Для чего этот облик мне скульптором дан?

Вот снова день исчез, как ветра легкий стон,
Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.
Но я, покуда жив, тревожиться не стану
О дне, что отошел, и дне, что не рожден.

Вплоть до Сатурна я обрыскал божий свет
На все загадки в нем сумел найти ответ,
Сумел преодолеть все узы и преграды,
Лишь узел твой, о смерть, мной не распутан, нет!

Вразуми, всемогущее небо, невежд:
Где уток, где основа всех наших надежд?
Сколько пламенных душ без остатка сгорело!
Где же дым? Где же смысл? Оправдание – где ж?

Все недуги сердечные лечит вино.
Муки разума вечные лечит вино.
Эликсира забвения и утешенья
Не страшитесь, увечные, – лечит вино!

Все пройдет – и надежды зерно не взойдет,
Все, что ты накопил, ни за грош пропадет.
Если ты не поделишься вовремя с другом –
Все твое достоянье врагу отойдет.

Все святые сегодня творят чудеса:
Землю влагой живою кропят небеса.
Каждой ветки рукою коснулся Муса.
В каждой малой травинке проснулся Иса.

Все те, что некогда, шумя, сюда пришли
И обезумели от радостей земли, –
Пригубили вина, потом умолкли сразу
И в лоно вечного забвения легли.

Все цветы для тебя в этом мире цветут,
Но не верь ничему – все обманчиво тут.
Поколения смертных придут – и уйдут,
Рви цветы – и тебя в свое время сорвут.

Все, что будет: и зло, и добро – пополам
Предписал нам заранее вечный калам.
Каждый шаг предначертан в небесных скрижалях.
Нету смысла страдать и печалиться нам.

Все, что в мире нам радует взоры, – ничто.
Все стремления наши и споры – ничто,
Все вершины Земли, все просторы – ничто.
Все, что мы волочем в свои норы, – ничто.

Все, что видим мы, – видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей – не видна.

Все, что видишь ты, – видимость только одна,
Только форма – а суть никому не видна,
Смысла этих картинок понять не пытайся –
Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!

Всем известно, что я свою старость кляну.
Всем известно, что я пристрастился к вину,
Но не знают глупцы, что вино возвращает
Юность – старцу, усталому сердцу – весну.

Всем сердечным движениям волю давай,
Сад желаний возделывать не уставай,
Звездной ночью блаженствуй на шелковой травке:
На закате – ложись, на рассвете – вставай.

Встанем утром, и руки друг другу пожмем,
На минуту забудем о горе своем,
С наслажденьем вдохнем этот утренний воздух,
Полной грудью, пока еще дышим, вздохнем!

Встань и полную чашу налей поутру,
Не горюй о неправде, царящей в миру.
Если б в мире законом была справедливость –
Ты бы не был последним на этом пиру.

Встань, Хайяма поздравь с наступающим днем
И хрустальную чашу наполни огнем,
Помни: этой минуты в обители тлена
Мы с тобою уже никогда не вернем.

Вы говорите мне: “За гробом ты найдешь
Вино и сладкий мед, Кавсер и гурий”. Что ж,
Тем лучше. Но сейчас мне кубок поднесите:
Дороже тысячи в кредит – наличный грош.

Читайте также:  Белый чай: вред и польза нежного сорта

Вы, злодейству которых не видно конца,
В Судный день не надейтесь на милость творца!
Бог, простивший не сделавших доброго дела,
Не простит сотворившего зло подлеца.

Вы читали рубаи – стихи Омара Хайяма – по алфавиту.

Шамсиддин Хафиз – Любовный напиток. Лучшая персидская лирика

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Любовный напиток. Лучшая персидская лирика читать книгу онлайн

Мы грешим, истребляя вино. Это так.
Из-за наших грехов процветает кабак.
Да простит нас Аллах милосердный! Иначе
Милосердие Божье проявится как?

Кто, живя на земле, не грешил? Отвечай!
Ну а кто не грешил – разве жил? Отвечай!
Чем Ты лучше меня, если мне в наказанье
Ты ответное зло совершил? Отвечай!

Ты кувшин мой разбил, всемогущий Господь,
В рай мне дверь затворил, всемогущий Господь,
Драгоценную влагу Ты пролил на камни —
Ты, видать, перепил, всемогущий Господь?

Пусть хрустальный бокал и осадок на дне
Возвещают о дне наступающем мне.
Горьким это вино иногда называют.
Если так – значит, истина скрыта в вине!

Каждый молится Богу на собственный лад.
Всем нам хочется в рай и не хочется в ад.
Лишь мудрец, постигающий замысел Божий,
Адских мук не страшится и раю не рад.

Лучше пить и веселых красавиц ласкать,
Чем в постах и молитвах спасенья искать.
Если место в аду для влюбленных и пьяниц —
То кого же прикажете в рай допускать?

Когда друг ваш очутится в мире ином,
Помяните ушедшего чистым вином.
Когда чаша по кругу дойдет до Хайяма,
Кверху дном опрокиньте ее, кверху дном!

Мы не ропщем и рабских поклонов не бьем,
Мы, надеясь на милость Всевышнего, пьем.
Грех ценней добродетели, ибо Всевышний
Должен что-то прощать в милосердье своем!

Вы, злодейству которых не видно конца,
В Судный день не надейтесь на милость Творца!
Бог, простивший не сделавших доброго дела,
Не простит сотворившего зло подлеца.

Светоч мысли, сосуд сострадания – мы.
Средоточие высшего знания – мы.
Изреченье на этом божественном перстне,
На бесценном кольце мироздания – мы!

Вместо розы – колючка сухая сойдет.
Черный ад – вместо светлого рая сойдет.
Если нет под рукою муллы и мечети,
Поп сгодится и вера чужая сойдет!

Скакуна твоего, небом избранный шах,
Подковал золотыми гвоздями Аллах,
Путь-дорогу серебряным выстелил снегом,
Чтоб копыта его не ступали во прах.

Без меня собираясь в застолье хмельном,
Продолжайте блистать красотой и умом.
Когда чаши наполнит вином виночерпий,
Помяните ушедшего чистым вином!

Из сиреневой тучи на зелень равнин
Целый день осыпается белый жасмин.
Наливаю подобную лилии чашу
Чистым розовым пламенем – лучшим из вин.

Боже, скуку смертельную нашу прости,
Эту муку похмельную нашу прости,
Эти ноги, бредущие к харабату,
Эту руку, обнявшую чашу, прости!

Если вдруг на тебя снизошла благодать,
Можешь всё, что имеешь, за правду отдать.
Но, святой человек, не обрушивай гнева
На того, кто за правду не хочет страдать!

Сто́ит царства китайского чарка вина,
Сто́ит берега райского чарка вина.
Горек вкус у налитого в чарку рубина —
Эта горечь всей сладости мира равна.

Не моли о любви, безнадежно любя,
Не броди под окном у неверной, скорбя.
Словно нищие дервиши, будь независим —
Может статься, тогда и полюбят тебя.

В мире временном, сущность которого – тлен,
Не сдавайся вещам несущественным в плен,
Сущим в мире считай только дух вездесущий,
Чуждый всяких вещественных перемен.

В этом мире враждебном не будь дураком:
Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,
Трезвым оком взгляни на ближайшего друга —
Друг, возможно, окажется злейшим врагом.

Не завидуй тому, кто силен и богат.
За рассветом всегда наступает закат.
С этой жизнью короткою, равною вздоху,
Обращайся как с данной тебе напрокат.

Горе сердцу, которое льда холодней,
Знать не знает любви, не мечтает о ней.
А для сердца влюбленного – день, проведенный
Без возлюбленной, – самый пропащий из дней!

Убывает гордыня в сердцах от вина,
Сущность мира становится ясно видна.
Выпив чарку, смирился бы сам Сатана,
До земли поклонился б Адаму спьяна!

Алый лал наливай в пиалу из ковша,
Пиала – это тело, а влага – душа.
Улыбается весело полная чаша,
Слезы сердца осушишь, ее осуша.

Мне хмельное вино помогает зело:
Забываюсь, когда на душе тяжело.
Отчего же оно называется зельем?
Это благостный дух, побеждающий зло!

Пусть я плохо при жизни служил небесам,
Пусть грехов моих груз не под силу весам —
Полагаюсь на милость Единого, ибо
Отродясь никогда не двуличничал сам!

Не растрачивай эту двухдневную жизнь:
Получивши отсрочку, с вином подружись.
С виду прочное здание держится еле —
Так что, пьяный, и ты на ногах не держись!

Смерть я видел, и жизнь для меня – не секрет.
Снизу доверху я изучил этот свет.
Вот вершина моих наблюдений: на свете
Ничего, опьянению равного, нет!

Утром лица тюльпанов покрыты росой,
И фиалки, намокнув, не блещут красой.
Мне по сердцу еще не расцветшая роза,
Чуть заметно подол приподнявшая свой.

«Снизойди, – меня сердце просило, – к мольбе:
Научи меня истине, ясной тебе!»
«А!» – сказал я. «Достаточно! – сердце сказало. —
Много ль надо ума, чтобы вымолвить «Бэ»?»

Сердце слепо – само в западню норовит,
То впадает в соблазн, то молитву творит.
Скучно быть новичком неумелым в мечети,
Лучше будь в харабате, Хайям, знаменит!

Словно роза в жасмине – вино в пиале.
Ярко-алое в белом – как пламень в золе.
Прочь сравнения, ибо вино несравненно:
Это влага, чреватая всем на земле!

Смертный, думать не надо о завтрашнем дне,
Станем думать о счастье, о светлом вине.
Мне раскаянья Бог никогда не дарует,
Ну а если дарует – зачем оно мне?

Жить до старости – Боже тебя сохрани!
Проводи во хмелю свои ночи и дни,
Пока чашу еще из тебя не слепили,
Сам из рук своих чашу не урони.

Вожделея, желаний своих не таи.
В лапах смерти угаснут желанья твои.
А пока мы не стали безжизненным прахом —
Виночерпий, живою водой напои!

Читайте также:  Curtis чай: официальный сайт и ассортимент продукции

Те, что ищут забвения в чистом вине,
Те, что молятся Богу в ночной тишине, —
Все они, как во сне, над разверстою бездной,
А Единый над ними не спит в вышине!

Не давай убаюкать себя похвалой —
Меч судьбы занесен над твоей головой.
Как ни сладостна слава, но яд наготове
У судьбы. Берегись отравиться халвой!

Смерти я не страшусь, на судьбу не ропщу,
Утешенья в надежде на рай не ищу,
Душу вечную, данную мне ненадолго,
Я без жалоб в положенный срок возвращу.

Из всего, что Аллах мне для выбора дал,
Я избрал черствый хлеб и убогий подвал.
Для спасенья души голодал и страдал,
Ставши нищим, богаче богатого стал.

Что сравню во вселенной со старым вином?
С этой чашею пенной со старым вином?
Что еще подобает почтенному мужу,
Кроме дружбы почтенной со старым вином?

Трудно замыслы Божьи постичь, старина.
Нет у этого неба ни верха, ни дна.
Сядь в укромном углу и довольствуйся малым.
Лишь бы сцена была хоть немного видна!

Если я напиваюсь и падаю с ног —
Это Богу служение, а не порок.
Не могу же нарушить я замысел Божий,
Если пьяницей быть предназначил мне Бог!

Пить Аллах не велит не умеющим пить,
С кем попало без памяти смеющим пить,
Но не мудрым мужам, соблюдающим меру,
Безусловное право имеющим пить!

Тот, кто с юности верует в собственный ум,
Стал, в погоне за истиной, сух и угрюм.
Притязающий с детства на знание жизни,
Виноградом не став, превратился в изюм.

О вино! Ты прочнее веревки любой.
Разум пьющего крепко опутан тобой.
Ты с душой обращаешься, словно с рабой,
Стать ее заставляешь самою собой.

Весь Коран, к сожаленью, не каждый прочтет.
Лишь томимый духовною жаждой прочтет.
А божественный стих, опоясавший чашу,
Каждый пьющий не раз и не дважды прочтет!

Пиала — это тело, а влага — душа

  • « первая
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • . . .
  • последняя (93) »

Пиала — это тело, а влага — душа. [П-008]

Улыбается весело полная чаша,

Слезы сердца осушишь, ее осуша.

Мне хмельное вино помогает зело:

Забываюсь, когда на душе тяжело.

Отчего же оно называется зельем?

Это благостный дух, побеждающий зло!

Пусть я плохо при жизни служил небесам,

Пусть грехов моих груз не под силу весам –

Полагаюсь на милость Единого, ибо

Отродясь никогда не двуличничал сам!

Не растрачивай эту двухдневную жизнь:

Получивши отсрочку — с вином подружись.

С виду прочное здание держится еле –

Так что, пьяный, и ты на ногах не держись!

Смерть я видел, и жизнь для меня — не секрет.

Снизу доверху я изучил этот свет,

Вот вершина моих наблюдений: на свете

Ничего, опьянению равного, нет!

Утром лица тюльпанов покрыты росой,

И фиалки, намокнув, не блещут красой.

Мне по сердцу еще не расцветшая роза,

Чуть заметно подол приподнявшая свой.

“Снизойди, — меня сердце просило, — к мольбе:

Научи меня истине, ясной тебе!”

“А!” — сказал я. “Достаточно! — сердце сказало. –

Много ль надо ума, чтобы вымолвить “Бэ”?

Сердце слепо — само в западню норовит,

То впадает в соблазн, то молитву творит.

Скучно быть новичком неумелым в мечети,

Лучше будь в харабате, Хайям, знаменит! [Х-006]

Словно роза в жасмине — вино в пиале. [П-008]

Ярко-алое в белом — как пламень в золе.

Прочь сравнения, — ибо вино несравненно:

Это влага, чреватая всем на земле!

Смертный, думать не надо о завтрашнем дне,

Станем думать о счастье, о светлом вине.

Мне раскаянья бог никогда не дарует,

Ну а если дарует — зачем оно мне?

Жить до старости — боже тебя сохрани!

Проводи во хмелю свои ночи и дни,

Пока чашу еще из тебя не слепили,

Сам из рук своих чашу не урони.

Вожделея, желаний своих не таи.

В лапах смерти угаснут желанья твои.

А пока мы не стали безжизненным прахом –

Виночерпий, живою водой напои!

Те, что ищут забвения в чистом вине,

Те, что молятся богу в ночной тишине, –

Все они, как во сне, над разверзнутой бездной,

А Единый над ними не спит в вышине!

Не давай убаюкать себя похвалой –

Меч судьбы занесен над твоей головой.

Как ни сладостна слава, но яд наготове

У судьбы. Берегись отравиться халвой!

Смерти я не страшусь, на судьбу не ропщу.

Утешенья в надежде на рай не ищу,

Душу вечную, данную мне ненадолго,

Я без жалоб в положенный срок возвращу.

Из всего, что Аллах мне для выбора дал, [А-017]

Я избрал черствый хлеб и убогий подвал,

Для спасенья души голодал и страдал,

Ставши нищим, богаче богатого стал.

Что сравню во вселенной со старым вином,

С этой чашею пенной со старым вином?

Что еще подобает почтенному мужу,

Кроме дружбы почтенной со старым вином?

Трудно замыслы божьи постичь, старина.

Нет у этого неба ни верха, ни дна.

Сядь в укромном углу и довольствуйся малым:

Лишь бы сцена была хоть немного видна!

Если я напиваюсь и падаю с ног –

Это богу служение, а не порок.

Не могу же нарушить я замысел божий,

Если пьяницей быть предназначил мне бог!

Пить Аллах не велит не умеющим пить, [А-017]

С кем попало, без памяти смеющим пить,

Но не мудрым мужам, соблюдающим меру,

Безусловное право имеющим пить!

Тот, кто с юности верует в собственный ум,

Стал, в погоне за истиной, сух: и угрюм,

Притязающий с детства на знание жизни,

Виноградом не став, превратился в изюм.

О вино! Ты прочнее веревки любой.

Разум пьющего крепко опутан тобой.

Ты с душой обращаешься, словно с рабой,

Стать ее заставляешь самою собой.

Весь Коран, к сожаленью, не каждый прочтет, [К-021]

Лишь томимый духовною жаждой прочтет,

А пресветлый аят, опоясавший чашу, [А-010]

Каждый пьющий не раз и не дважды прочтет!

Под мелодию флейты, звучащей вблизи,

В кубок с розовой влагой уста погрузи.

Пей, мудрец, и пускай твое сердце ликует,

Читайте также:  Чай с молоком: польза или вред

А непьющий святоша — хоть камни грызи!

Розан хвастал: “Иосиф Египетский я,

Отрок, проданный в рабство в чужие края”.

Я сказал: “Предъяви доказательства, розан”,

— “Вот покрытая кровью рубашка моя!”

Ты при всех на меня накликаешь позор:

Я безбожник, я пьяница, чуть ли не вор!

Я готов согласиться с твоими словами.

Но достоин ли ты выносить приговор?

Все святые сегодня творят чудеса:

Землю влагой живою кропят небеса.

Каждой ветки рукою коснулся Муса. [М-011]

В каждой малой травинке проснулся Иса. [И-007]

Погребок — наша Мекка, вино — наша страсть,

Не боимся в число нечестивцев попасть,

В душах винный осадок — мы выпили всласть,

Омар Хайям Гиясаддин
Рубаи (361-400)

Влекут меня розам подобные лица
И чаша, чтоб влагой хмельной насладиться.
Хочу всем усладам земным причаститься,
Пока не настала пора удалиться.

Дверь насущного хлеба мне, боже, открой:
Пусть не подлый подаст – сам дай щедрой рукой.
Напои меня так, чтобы был я без памяти,
Потому и заботы не знал никакой.

Я для знаний воздвиг сокровенный чертог,
Мало тайн, что мой разум постигнуть не смог.
Только знаю одно: ничего я не знаю!
Вот моих размышлений последний итог.

Зёрна наших надежд до конца не сберём,
Уходя, не захватим ни сад и ни дом.
Не жалей для друзей своего достоянья,
Чтобы недруг его не присвоил потом.

Не по бедности я позабыл про вино,
Не из страха совсем опуститься на дно.
Пил вино я, чтоб сердце весельем наполнить,
А теперь моё сердце тобою полно.

Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?
Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдёт?
Тесна мне бытия печальная темница,–
О, если б дверь найти, что к вечности ведёт!

От земной глубины до далёких планет
Мирозданья загадкам нашёл я ответ.
Все узлы развязал, все оковы разрушил,
Узел смерти одной не распутал я, нет!

Цель творца и вершина творения – мы,
Мудрость, разум, источник прозрения – мы,
Этот круг мирозданья перстню подобен,–
В нём гранёный алмаз, без сомнения, мы.

Угнетает людей небосвод-мироед:
Он ссужает их жизнью на несколько лет.
Знал бы я об условиях этих кабальных –
Предпочёл бы совсем не родиться на свет!

Мы уйдём без следа – ни имён, ни примет.
Этот мир простоит ещё тысячи лет.
Нас и раньше тут не было – после не будет.
Ни ущерба, ни пользы от этого нет.

О мудрец! Коротай свою жизнь в погребке.
Прах великих властителей – чаша в руке.
Все, что кажется прочным, незыблемым, вечным,
Лишь обманчивый сон, лишь мираж вдалеке…

Мы попали в сей мир, как в силок – воробей.
Мы полны беспокойства, надежд и скорбей.
В эту круглую клетку, где нету дверей,
Мы попали с тобой не по воле своей.

О душа! Ты меня превратила в слугу.
Я твой гнёт ощущаю на каждом шагу.
Для чего я родился на свет, если в мире
Всё равно ничего изменить не могу?

И того, кто умён, и того, кто красив.
Небо в землю упрячет, под корень скосив.
Горе нам! Мы истлеем без пользы, без цели.
Станем бывшими мы, бытия не вкусив.

Мне одна лишь отрада осталась: в вине,
От вина лишь осадок остался на дне.
От застольных бесед ничего не осталось.
Сколько жить мне осталось – неведомо мне.

Принесите вина – надоела вода!
Чашу жизни моей наполняют года.
Не к лицу старику притворяться непьющим.
Если нынче не выпью вина – то когда?

Да пребудет вино неразлучно с тобой!
Пей с любою подругой из чаши любой
Виноградную кровь, ибо в чёрную глину
Превращает людей небосвод голубой.

Оттого, что неправеден мир, не страдай,
Не тверди нам о смерти и сам не рыдай,
Наливай в пиалу эту алую влагу,
Белогрудой красавице сердце отдай.

Дай мне влаги хмельной, укрепляющей дух.
Пусть я пьяным напился и взор мой потух –
Дай мне чашу вина! Ибо мир этот – сказка,
Ибо жизнь – словно ветер, а мы – словно пух…

Круг небес, неизменный во все времена,
Опрокинут над нами, как чаша вина.
Эта чаша, которая ходит по кругу.
Не стони – и тебя не минует она.

Жизнь в разлуке с лозою хмельною – ничто.
Жизнь в разладе с певучей струною – ничто.
Сколько я ни вникаю в дела под луною:
Наслаждение – всё, остальное – ничто!

Не горюй, что забудется имя твоё.
Пусть тебя утешает хмельное питьё.
До того как суставы твои распадутся –
Утешайся с любимой, лаская её.

Следуй верным путём бесшабашных гуляк:
Позови музыкантов, на ложе возляг,
В изголовье – кувшин, пиала – на ладони,
Не болтай языком – на вино приналяг!

День прекрасен: ни холод с утра, ни жара.
Ослепителен блеск травяного ковра,
Соловей над раскрытою розой с утра
Надрывается: браться за чашу пора!

Пей вино, ибо радость телесная – в нём.
Слушай чанг, ибо сладость небесная – в нём.
Променяй свою вечную скорбь на веселье,
Ибо цель, никому не известная,– в нём.

Лживой книжной премудрости лучше бежать.
Лучше с милой всю жизнь на лужайке лежать.
До того как судьба твои кости иссушит –
Лучше чашу без устали осушать!

Те, что жили на свете в былые года,
Не вернутся обратно сюда никогда,
Наливай нам вина и послушай Хайяма:
Все советы земных мудрецов – как вода…

Смертный, если не ведаешь страха – борись.
Если слаб – перед волей аллаха смирись.
Но того, что сосуд, сотворенный из праха,
Прахом станет – оспаривать не берись.

Все недуги сердечные лечит вино.
Муки разума вечные лечит вино.
Эликсира забвения и утешенья
Не страшитесь, увечные,– лечит вино!

Долго ль будешь скорбеть и печалиться, друг,
Сокрушаться, что жизнь ускользает из рук?
Пей хмельное вино, в наслажденьях усердствуй,
Веселясь, совершай предначертанный круг!

За страданья свои небеса не кляни.
На могилы друзей без рыданья взгляни.
Оцени мимолётное это мгновенье.
Не гляди на вчерашний и завтрашний дни.

Жизнь – мгновенье. Вино – от печали бальзам.
День прошёл беспечально – хвала небесам!
Будь доволен тебе предназначенной долей,
Не пытайся её переделывать сам.

Читайте также:  Рисовый чай Генмайча — экзотический японский напиток

Всем известно, что я свою старость кляну.
Всем известно, что я пристрастился к вину,
Но не знают глупцы, что вино возвращает
Юность старцу, усталому сердцу – весну.

Плеч не горби, Хайям! Не удастся и впредь
Чёрной скорби душою твоей овладеть.
До могилы глаза твои с радостью будут
На ручей, на зелёную ниву глядеть.

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдёргивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.

Не у тех, кто во прах государства поверг,–
Лишь у пьяных душа устремляется вверх!
Надо пить: в понедельник, во вторник, в субботу,
В воскресение, в пятницу, в среду, в четверг.

Если пост я нарушу для плотских утех –
Не подумай, что я нечестивее всех.
Просто: постные дни – словно чёрные ночи,
А ночами грешить, как известно, не грех!

Стоит власти над миром хороший глоток.
Выше истины выпивку ставит знаток.
Белоснежной чалмы правоверного шейха
Стоит этот, вином обагрённый, платок.

Пить вино зарекаться не должен поэт.
Преступившим зарок – оправдания нет.
Соловьи надрываются. Розы раскрыты…
Разве можно давать воздержанья обет?!

К чёрту пост и молитву, мечеть и муллу!
Воздадим полной чашей аллаху хвалу.
Наша плоть в бесконечных своих превращеньях
То в кувшин превращается, то в пиалу.

Публикуется по материалам: Омар Хайям. Рубаи, –М.: Русский раритет, 1994.
Сверил с печатным изданием Корней.

Омар Хайям. Рубаи. Стихи. Мудрости жизни.

Мечтаешь быть потомками воспетым?
Трепещешь, словно лист, пред жадным светом?
Уж лучше быть гулякой, чем святошей.
И лучше быть пропойцей, чем аскетом.

Не отвергая молодого, а также старого вина,
Мы белый свет продать готовы лишь за ячменных два зерна.
Тебя тревожит, где я буду, когда покину мир земной?
Отстань. Мне жаль тебя, зануду. Вот чаша. И она полна.

От вина мы теплеем. Веселия глас
Заглушает обиды, живущие в нас.
Если б выпил Иблис хоть глоток из кувшина,
Поклонился б Адаму две тысячи раз.

Скупец, не причитай, что плохи времена.
Все, что имеешь, – трать. Запомни: жизнь одна.
Сколь злата ни награбь, а в мир иной отсюда
Не унесешь, увы, и горсточки зерна.

Небесный Кравчий, Чьи уста окрасили рубин,
Лишь тех печалью не вскормил, кого не возлюбил.
И только тот, кого не смыл поток Его печали,
В ковчеге Нуха, как в гробу, живет, боясь глубин.

Есть ли польза от жизни, что прожили мы,
Погружаясь во тьму, выплывая из тьмы?
Время выжгло глаза у великих пророков,
Превратило их в пепел, но где же дымы?

Оплеванный всеми, свой путь продолжаю с трудом,
Сквозь хляби и сели недоброю силой ведом.
Рванулась из тела душа. Я спросил: «Ты уходишь?» —
«А что же мне делать, – вздохнула, – коль рушится дом?»

Наполни чашу соком лоз, пока
Рассвет над кровлей теплится слегка.
Ты говоришь, вино горчит? Ну что же,
В нем – истина. Она всегда горька…

Ты – богат и пресыщен, я – беден и наг.
Но зачем суетимся мы в поисках благ?
Оба в прах обратимся, а он, как известно,
На гробницы пойдет для других бедолаг.

Всемогущий, Ты добр и не жаждешь расплаты.
Но зачем из Эдема изгнал бунтаря Ты?
Если милость Твоя для невинных, Господь, —
У кого же прощенья искать виноватым?

Друг, пока мы здоровы и духом тверды,
Будем пить, заедая горбушкой беды.
Ибо вскоре небесная чаша, вращаясь,
Нашу жажду не скрасит и каплей воды.

Вино – рубин. Кувшин – рудник. А тело – пиала.
Мерцает в ней твоей души подсвеченная мгла.
Хрусталь, искрящийся вином, воистину подобен
Слезам, в которых кровь лозы багровый луч зажгла.

За все готов платить сполна, под языком нектар катая.
Я за один глоток вина отдам сокровища Китая.
И сто религий – за хрусталь хмельного кубка в час рассветный.
Все так. Но есть еще печаль, что нас уносит, не считая.

Всевышний, говорят, и сам не рад,
Что раздавал изъяны всем подряд.
Теперь Он разбивает нас о камни.
Ущербны мы. Но кто же виноват?

Сегодня ты богат, а завтра нищ.
Твой прах развеют ветры пепелищ,
Смешают с глиной, и она однажды
Пойдет на стены будущих жилищ.

О кумир драгоценный, продолжим игру.
Кровь пурпурной лозы я в кувшин соберу.
Выпьем вместе, покуда мы глиной не стали,
А из глины – кувшином на бойком пиру.

Прекрасен капель жар на черенке листа.
Возлюбленной твоей прекрасна чистота.
Что о вчерашнем дне ни вспомнишь, все некстати.
Будь счастлив тем, что есть, а прочее – тщета.

Даже если мой стан – кипарис, а щека
Ярче розы, нежнее ее лепестка, —
Не пойму, для чего, о Предвечный Художник,
Ты включил нас в узор Своего цветника?

В тех песчинках, что ветер сдувает с горы, —
Прах красавиц: подруги, невесты, сестры.
Пыль со смуглой щеки вытирай осторожно —
Юной девой была она с ликом Зухры.

Слабеют корни. Осыпается листва.
Гранаты щек моих покрыла синева.
Я – старый дом: прогнили крыша и опоры.
Свет не погас еще, но теплится едва.

Бог – кукловод, а куклы – ты и я.
Что боль Ему твоя или моя?
Даст поиграть над пестрою завесой
И сложит нас в сундук небытия.

Почто в преданиях сплелись и с незапамятных времен
Волнуют смертных кипарис и нежной лилии бутон?
Ведь лилия всегда молчит, десятком языков владея.
А стоязыкий кипарис ввысь неподвижно устремлен.

В стрекозьем пенье луга, где синь и тишина,
Он возлежит с подругой, что нежности полна.
И пьет рубин из чаши под куполом лазурным,
Пока не опьянеет от сладкого вина.

Под небесами счастья нет, и мир устроен так:
Один рождается на свет, другой летит во мрак.
Когда бы ведал человек о всех земных печалях,
Не торопился б он сюда, коль сам себе не враг.

К чаше, полной соблазна в луче золотом,
Сотни раз припадал я взыскующим ртом.
А Творец создает драгоценную чашу
И о землю ее разбивает потом.

Читайте также:  Можно ли чай с бергамотом беременным: меры предосторожности

Искусен тот гончар, что чашами голов
Земной украсил мир, трудясь без лишних слов:
На скатерть бытия вверх дном поставил Чашу
И горечью ее наполнил до краев.

Поскольку жизнь твоя висит на волоске,
Остерегайся дни растрачивать в тоске.
Иначе ты найдешь не переливы перлов,
А серую пыльцу в разжатом кулаке.

Из чаши неба пьют уста твои
Напиток зла, глупец, а не любви.
Смотри: бутыль и кубок в поцелуе
Опять слились, но губы их – в крови.

О камень ты разбил кувшин с вином, Господь.
Врата услад закрыл для уст моих, Господь.
Ты землю окропил лозы живою кровью.
Будь проклят я, но Ты, наверно, пьян, Господь?

Ты, гонимый човганом рока, словно мяч, по горбам времен,
Не спеши вопрошать до срока и оплакивать свой урон.
Ибо Тот, Кто тебя направил и заставил тебя бежать,
Он-то знает, зачем. Он знает. Только Он это знает. Он.

Если мудрому знанье о мире дано, —
Радость, горе, печаль он приемлет равно.
Будь, чем хочешь: вином, утоляющим жажду,
Или жаждой, что в нас порождает оно.

И мудрому – увы – конца не миновать.
Чтоб роком правил я – такому не бывать.
Похороню мечты. Пожрет их червь могильный
Иль воющий шакал, – мне, право, наплевать.

Говорят: «Ни вина, ни подруги не тронь,
Или вскоре пожрет тебя адский огонь».
Чепуха. Если ад – для влюбленных и пьяных, —
Рай назавтра окажется пуст, как ладонь!

Я отвергнут любимой. Сказала она:
«На другую гляди, а меж нами – стена».
Как могу я глядеть на другую, о пери?!
Если взор застилает мне слез пелена?

Утро. Чаша. Лепешка, а к ней – виноград.
Нам не стоит глядеть ни вперед, ни назад.
Все, что было, – ушло, а грядущее – скрыто.
Вот – сегодняшний рай твой. И вот он – твой ад.

Перенеся лишенья, ты станешь вольной птицей.
А капля станет перлом в жемчужнице-темнице.
Раздашь свое богатство – оно к тебе вернется.
Коль чаша опустеет – тебе дадут напиться.

Что мне миру сказать, если, умники, вы
Не узрели рисунка Господней канвы.
Потянули за кончик сверкающей нити —
И узор в тот же миг распустился, увы!

Как только я кувшин опустошил на треть,
Он выскользнул из рук на каменную твердь.
Всевышний, для кого Ты создаешь кувшины
И разбиваешь их из-за кого, ответь?

Всю жизнь аскетом быть, лелея образ рая?
Ну нет! – уж лучше пить. Я чашу выбираю.
Коль пьяниц прямо в ад погонят, как баранов,
То кто ж увидит рай из тех, кого я знаю?

Чем к смерти суетно спешить,
Уж лучше с гурией грешить.
Пока я был, и есть, и буду,
Я пил, я пью, я буду пить!

Гонимый роком по холмам кручин,
Не различает истинных причин
Тех бед, что небосвод ему пророчит
Затем, чтоб он их завтра получил.

Ты плачешь, что роком по жизни гоним,
Что слабому духу не справиться с ним.
Не лучше ли воле Творца подчиниться?
Будь счастлив хотя бы мгновеньем одним.

Если будет в объятьях владелица розовых уст,
В чаше – Хидра вода, и кувшин не окажется пуст,
Музыкантом – Зухра, а Иса собеседником станет, —
Вновь душа расцветет, как весною – гранатовый куст.

Жаркий лал в синеве небосклона – любовь.
Бирюзой напоенная крона – любовь.
И не стон соловья над поляной зеленой,
А когда умираешь без стона – любовь.

Рубаи о вине – омар хайям и спиртное в жизни великих людей.

А ну, вставай! Сюда! Какое чудо: пьем!
Под стоны чанга мы, под звоны уда пьем!
Смотри: закончен пост и всенощные бденья.
Скорей давай сюда: такое чудо пьем!

А скоро, говорят, наступит строгий пост,
На месяц мне к вину разрушен будет мост;
Но я зато напьюсь в конце шабана так,
Что рамазан просплю — ведь я не так уж прост!

Аллахом нам в раю обещано вино,
А стало быть, и здесь дозволено оно.
Тому арабу лишь, который изувечил
Верблюда у Хамзы, оно запрещено.

Алый лал наливай в пиалу из ковша,
Пиала — это тело, а влага — душа.
Улыбается весело полная чаша,
Слезы сердца осушишь, ее осуша.

Ах, насладись вином! Пускай спасет тебя
От скорби двух миров, от всех забот тебя
Глоток живой воды, струящееся пламя.
Вот ветер вздует прах — и унесет тебя.

Ах, сколько, сколько раз, вставая ото сна,
Я обещал, что впредь не буду пить вина,
Но нынче, господи, я не даю зарока:
Могу ли я не пить, когда пришла весна?

Багровая струя. Вина не стану пить.
Лоза, здесь кровь твоя! Вина не стану пить!
Мой Разум начеку: «Серьезно?!» — «Ах ты глупый,
Поверил, будто я вина не стану пить».

Беги от поучений святых учителей.
Хотя бы в сеть красавиц, в тенета их кудрей.
И прежде чем кровь сердца всю выпьет жадный рок,
Ты сам кувшина кровью наполни кубок, пей!

Великие о стихах:

Поэзия — как живопись: иное произведение пленит тебя больше, если ты будешь рассматривать его вблизи, а иное — если отойдешь подальше.

Небольшие жеманные стихотворения раздражают нервы больше, нежели скрип немазаных колес.

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Среди всех искусств поэзия больше других подвергается искушению заменить свою собственную своеобразную красоту украденными блестками.

Стихи удаются, если созданы при душевной ясности.

Сочинение стихов ближе к богослужению, чем обычно полагают.

Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда. Как одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда.

Не в одних стихах поэзия: она разлита везде, она вокруг нас. Взгляните на эти деревья, на это небо — отовсюду веет красотой и жизнью, а где красота и жизнь, там и поэзия.

У многих людей сочинение стихов — это болезнь роста ума.

Читайте также:  Разгрузочные дни на молокочае

Прекрасный стих подобен смычку, проводимому по звучным фибрам нашего существа. Не свои — наши мысли заставляет поэт петь внутри нас. Повествуя нам о женщине, которую он любит, он восхитительно пробуждает у нас в душе нашу любовь и нашу скорбь. Он кудесник. Понимая его, мы становимся поэтами, как он.

Там, где льются изящные стихи, не остается места суесловию.

Обращаюсь к русскому стихосложению. Думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. Рифм в русском языке слишком мало. Одна вызывает другую. Пламень неминуемо тащит за собою камень. Из-за чувства выглядывает непременно искусство. Кому не надоели любовь и кровь, трудный и чудный, верный и лицемерный, и проч.

Александр Сергеевич Пушкин

– …Хороши ваши стихи, скажите сами?
– Чудовищны! – вдруг смело и откровенно произнес Иван.
– Не пишите больше! – попросил пришедший умоляюще.
– Обещаю и клянусь! – торжественно произнес Иван…

Михаил Афанасьевич Булгаков. “Мастер и Маргарита”

Мы все пишем стихи; поэты отличаются от остальных лишь тем, что пишут их словами.

Джон Фаулз. “Любовница французского лейтенанта”

Всякое стихотворение — это покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звёзды, из-за них и существует стихотворение.

Александр Александрович Блок

Поэты древности в отличие от современных редко создавали больше дюжины стихотворений в течение своей долгой жизни. Оно и понятно: все они были отменными магами и не любили растрачивать себя на пустяки. Поэтому за каждым поэтическим произведением тех времен непременно скрывается целая Вселенная, наполненная чудесами – нередко опасными для того, кто неосторожно разбудит задремавшие строки.

Макс Фрай. “Болтливый мертвец”

Одному из своих неуклюжих бегемотов-стихов я приделал такой райский хвостик:…

Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
– Мои стихи не печка, не море и не чума!

Владимир Владимирович Маяковский

Стихи – это наша внутренняя музыка, облеченная в слова, пронизанная тонкими струнами смыслов и мечтаний, а посему – гоните критиков. Они – лишь жалкие прихлебалы поэзии. Что может сказать критик о глубинах вашей души? Не пускайте туда его пошлые ощупывающие ручки. Пусть стихи будут казаться ему нелепым мычанием, хаотическим нагромождением слов. Для нас – это песня свободы от нудного рассудка, славная песня, звучащая на белоснежных склонах нашей удивительной души.

Борис Кригер. “Тысяча жизней”

Стихи – это трепет сердца, волнение души и слёзы. А слёзы есть не что иное, как чистая поэзия, отвергнувшая слово.

Вино Омар Хайяма: тексты стихов – рубаи о вине и истине: Омар Хайям

Виночерпий, бездонный кувшин приготовь!
Пусть без устали хлещет из горлышка кровь.
Эта влага мне стала единственным другом,
Ибо все изменили – и друг, и любовь.

Виночерпий, налей в мою чашу огня!
Надоела хвастливых друзей болтовня.
Дай мне полный кувшин этой пламенной влаги,
Прежде чем изготовят кувшин из меня.

Возвещают о дне наступающем мне,
Горьким это вино иногда называют.
Если так, значит – Истина скрыта в вине!

Как проснусь так устами к кувшину прильну.
Пусть лицо мое цветом подобно вину.
Буду пить, а назойливому рассудку,
Если что-то останется – в морду плесну!

Ты с душою расстанешься скоро, поверь.
Ждет за темной завесою тайная дверь.
Пей вино! Ибо ты – неизвестно откуда.
Веселись! Неизвестно – куда же теперь?

Лучше сердце обрадовать чашей вина,
Чем скорбеть и былые хвалить времена.
Трезвый ум налагает на душу оковы.
Опьянев, разрывает оковы она.

Наповал все печали мой кубок убьет,
В нем богатство, веселье и радость живет.
Дочь лозы я сегодня беру себе в жены,
А рассудку и вере дам полный развод.

Если я напиваюсь и падаю с ног –
это богу служение, а не порок.
Не могу же нарушить я замысел божий,
если пьяницей быть предназначил мне бог!

Напоите меня, чтоб уже не пилось.
Чтоб рубиновым цветом лицо налилось!
После смерти – вином мое тело омойте,
А носилки для гроба сплетите из лоз.

Буду пьянствовать я до конца своих дней,
Чтоб разило вином из могилы моей.
Чтобы пьяный, пришедший ко мне на могилу,
Стал от винного запаха вдвое пьяней!

О глупец, ты, я вижу, попал в западню,
В эту жизнь быстротечную, равную дню.
Что ты мечешься, смертный? Зачем суетишься?
Дай вина – а потом продолжай беготню!

Пью с умом: никогда не буяню спьяна.
Жадно пью: я не жаден, но жажда сильна.
Ты, святоша и трезвенник, занят собою –
Я себя забываю, напившись вина!

Не у тех, кто во прах государства поверг, –
Лишь у пьяных душа устремляется вверх!
Надо пить: в понедельник, во вторник, в субботу,
В воскресение, в пятницу, в среду, в четверг.

Так как разум у нас в невысокой цене,
Так как только дурак безмятежен вполне –
Утоплю-ка остаток рассудка в вине:
Может статься, судьба улыбнется и мне!

Трезвый, я замыкаюсь, как в панцире краб,
Напиваясь, я делаюсь разумом слаб.
Есть мгновенье меж трезвостью и опьяненьем.
Это – высшая правда, и я – её раб!

Рано утром я слышу призыв кабака:
“О безумец, проснись, ибо жизнь коротка!
Чашу черепа скоро наполнят землею.
Пьяной влагою чашу наполним пока!”

Да пребудет вино неразлучно с тобой!
Пей с любою подругой из чаши любой
Виноградную кровь, ибо в черную глину
Превращает людей небосвод голубой.

В жизни трезвым я не был, и к богу на суд
В Судный день меня пьяного принесут!
До зари я лобзаю заздравную чашу,
Обнимаю за шею любезный сосуд.

Виночерпий, налей в мою чашу вина!
Этой влагой целебной упьюсь допьяна,
Перед тем как непрочная плоть моя будет
Гончарами в кувшины превращена.

В окруженье друзей, на веселом пиру
Буду пить эту влагу, пока не умру!
Буду пить из прекрасных гончарных изделий,
До того как сырьем послужить гончару.

Нежным женским лицом и зеленой травой
Буду я наслаждаться, покуда живой.
Пил вино, пью вино и, наверное, буду
Пить вино до минуты своей роковой!

Нынче жажды моей не измерят весы,
В чан с вином окуну я сегодня усы!
Разведусь я с ученостью книжной и с верой,
В жены выберу дочь виноградной лозы.

Читайте также:  Чай с чабрецом — вред и польза

Пей с достойным, который тебя не глупей.
Или пей с луноликой любимой своей.
Никому не рассказывай, сколько ты вылил.
Пей с умом. Пей с разбором. Умеренно пей.

Омар Хайям про Вино: Стихи о вине Омара Хайма:

Пью вино, ибо скоро в могиле сгнию.
Пью вино, потому что не верю вранью
Ни о вечных мучениях в жизни загробной,
Ни о вечном блаженстве на травке в раю.

Я сказал: “Виночерпий сродни палачу.
В чашах – кровь. Кровопийцею быть не хочу!”
Мудрый мой собутыльник воскликнул: “Ты шутишь!”
Я налил и ответил: “Конечно, шучу!”

Хочешь – пей, но рассудка спьяна не теряй,
Чувства меры спьяна, старина, не теряй,
Берегись оскорбить благородного спьяну,
Дружбы мудрых за чашей вина не теряй.

Я несчастен и мерзок себе, сознаюсь.
Но не хнычу и кары небес не боюсь.
Каждый божеский день, умирая с похмелья,
Чашу полную требую, а не молюсь!

Пить вино хорошо, если в сердце весна,
Если гурия рядом, нежна и страстна.
В этом призрачном мире, где тлен и руины,
Для забвенья заветная чаша дана.

Пью не ради того, чтоб ханже насолить
Или сердце, не мудрствуя, развеселить, –
Мне хоть раз бы вздохнуть глубоко и свободно,
А для этого надобно память залить.

К черту пост и молитву, мечеть и муллу!
Воздадим полной чашей аллаху хвалу.
Наша плоть в бесконечных своих превращеньях
То в кувшин превращается, то в пиалу.

Пусть хрустальный бокал и осадок на дне
Возвещают о дне наступающем мне.
Горьким это вино иногда называют,
Если так – значит,
истина скрыта в вине!

.
ОМАР ХАЙЯМ про вино, о вине

Поток вина – родник душевного покоя,
Врачует сердце он усталое, больное.
Потоп отчаянья тебе грозит? Ищи
Спасение в вине: ты с ним в ковчеге Ноя.

Рубаи Омара Хайяма

Будь все добро мое кирпич один, в кружало
Его бы я отнес в обмен на полбокала.
Как завтра проживу? Продам чалму в плащ,
Ведь не святая же Мария их соткала.

Рубаи Омара Хайяма

Будь глух к ученому о боге суесловью,
Целуй кумир, к его прильнувши изголовью.
Покуда кровь твою не пролил злобный рок,
Свой кубок наполняй бесценных гроздий кровью.

Рубаи Омара Хайяма

Был бы я благочестьем прославиться рад,
Был бы рад за грехи не отправиться в ад,
Но божественный сок твоих лоз, виноград,
Для души моей – лучшая из наград!

Рубаи Омара Хайяма

Венец с главы царя, корону богдыханов
И самый дорогой из пресвятых тюрбанов
За песнь отдал бы я, на кубок же вина
Я б четки променял, сию орду обманов.

Рубаи Омара Хайяма

Вино – прозрачный рубин, а кувшин – рудник.
Фиал – это плоть, а вино в нем – души родник,
В хрустальной чаше искрится вино огневое, –
То – ливень слез, что из крови гроздий возник.

Рубаи Омара Хайяма

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино.
При соблюдении сих четырех условий –
Всем здравомыслящим вино разрешено!

Рубаи Омара Хайяма

Вино прекрасно, пусть его клянет суровый шариат.
Мне жизнь оно, коль от него ланиты милые горят.
Оно горчит, запрещено – за то мне нравится оно.
И в этом старом кабаке мне мило все, что запретят.

Пей с мудрой старостью златоречивой,

Пей с юностью улыбчиво красивой.

Пей друг, но не кричи о том, что пьешь,

Пей изредка и тайно – в миг счастливый.

Запрет вина – закон, считающийся с тем,

Кем пьется, и когда, и много ли, и с кем.

Когда ж соблюдены все эти оговорки,

Пить – признак мудрости, а не порок совсем…

Сад цветущий, подруга и чаша с вином –
Вот мой рай! Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

Жизнь в разлуке с лозою хмельною – ничто,
Жизнь в разлуке с певучей струною – ничто.
Сколько я ни вникаю в дела под луною:
Наслаждение – все, остальное – ничто!

Тучам солнца высокого не потушить.
Горю сердца веселого не сокрушить.
Для чего нам к неведомой цели спешить,
Лучше пить и в свое удовольствие жить.

Да пребудет со мною любовь и вино!
Будь что будет: безумье, позор – все равно!
Чему быть суждено – неминуемо будет,
Но не больше того, чему быть суждено.

Лучше сердце обрадовать чашей вина,
Чем скорбеть и былые хвалить времена.
Трезвый ум налагает на душу оковы:
Опьянев, разрывает оковы она.

Пей вино, ибо друг человеку оно,
Для усталых – подобно ночлегу оно.
Во всемирном потопе, бушующем в душах,
В мире скорби – подобно ковчегу оно.

Удивленья достойны поступки творца!
Переполнены горечью наши сердца:
Мы уходим из этого мира, не зная
Ни начала, ни смысла его, ни конца.

Бросил пить я. Тоска мою душу сосет.
Всяк дает мне советы, лекарства несет.
Ни одно облегчения мне не приносит –
Только полная чаша Хайяма спасет!

Ты не верь измышленьям непьющих тихонь,
Будто пьяниц в аду ожидает огонь.
Если место в аду для влюбленных и пьяниц –
Рай окажется завтра пустым, как ладонь.

Ни от жизни моей, ни от смерти моей
Мир богаче не стал и не станет бедней.
Задержусь ненадолго в обители сей –
И уйду, ничего не узнавши о ней.

Пить Аллах не велит не умеющим пить,
С кем попало, без памяти смеющим пить,
Но не мудрым мужам, соблюдающим меру,
Безусловное право имеющим пить.

Чай с корицей с медом — удивительные свойства сладкой парочки

Корица — вкусная специя, которая пришла к нам из Китая, и сразу стала очень популярной. Ее аромат всегда напоминает о чем-то вкусном, сладком. Мед — сладкое лакомство, применяемое еще в древние времена славянами для лечения простуды. Известно и о свойстве меда улучшать обмен веществ. Мед и корица составляют великолепный тандем, который помогает улучшить иммунитет и немного похудеть. Из этих компонентов готовят ароматный напиток, с ними делают антицеллюлитные обертывания.

Читайте также:  Аллергия на чай: симптомы, методы лечения

Как готовить напитки с медом и корицей

Есть много рецептов, которыми можно воспользоваться, чтобы приготовить чай, омолаживающую маску, антицеллюлитное обертывание. Чай с корицей и медом применяется для лечения многих недугов, укрепления иммунитета, похудения.

Диетологи утверждают, что напиток может наладить обмен веществ, после чего сбросить несколько килограммов очень легко. Конечно, только напиток не сможет помочь. Необходимо подойти к проблеме комплексно: делать физические упражнения, соблюдать диету. Только тогда можно добиться результата. Для увеличения эффекта в напиток добавляют лимон, имбирь, зеленый чай.

Выбирая корицу, следует помнить, что в продаже очень часто встречается подделка корицы. Поэтому от покупки корицы в порошке лучше отказаться, а выбрать специю в палочках. Ее перед употреблением растирают в порошок.

К выбору меда тоже нужно подойти ответственно. Мед должен быть натуральный, он не должен растекаться, быть сильно кристаллизованным.

Приготовление напитка для похудения

Самый простой напиток готовится из 500 мл кипятка, ложечки корицы. В теплом виде добавляют ложечку меда. Нужно соблюдать определенные правила. Мед обязательно добавлять в теплый раствор, поскольку в горячем напитке мед потеряет свои свойства.

Корица заливается кипятком, если готовится настой для похудения. Если настой нужен для лечения суставов, корицу и с медом заливают теплой водой. При добавлении имбиря его нужно положить в чай вместе с корицей. Лимон добавляют в конце, когда напиток уже немного остыл.

Слишком много пряностей добавлять в напиток не стоит, поскольку чай будет стимулировать выработку желудочного сока, раздражая стенки пищевода. Для приготовления напитка соблюдают пропорции. Это может быть смесь 1:1 или 1:2, когда меда берется больше. Для лечения мочевого пузыря и артрита чай готовится в пропорции 2:1, используя больше корицы, чем меда.

Средство нужно пить перед приемом пищи трижды в день. Это поможет уменьшить аппетит, стимулировать обменные процессы. В результате, пища переваривается лучше, жир сжигается. Лучше пить чай слегка охлажденным, что организм тратил энергию на нагрев жидкости.

Коричная вода с медом для очищения организма

Для очищения организма часто используется корично-медовая вода. Она обладает способностью выводить старые каловые массы, токсины из организма, немного уменьшая объем бедер и талии. Чтобы приготовить напиток, нужно взять одну ложку корицы, залить ее кипятком, настоять под закрытой крышкой 30 минут. В охлажденный настой добавляют ложку меда. Половину смеси нужно выпить вечером, а вторую утром. На ночь воду можно поставить в холодильник, потом подогревать ее не нужно.

Такой напиток помогает похудеть. Мед в сочетании с корицей связывает свободные радикалы и активизирует обменные процессы, эффективно очищает организм.

Имбирно-медовый чай с корицей и лимоном

Для похудения эффективно использовать имбирный чай. Лимон, имбирь помогают сжигать подкожный жир и улучшать обменные процессы. Лучше использовать свежий имбирь. Для приготовления напитка кладут ложку тертого имбиря, ложку корицы в термос, заливают кипятком. Немного настоять смесь в закрытом термосе. В теплый напиток добавить мед и лимон (дольками или сок).

Чтобы заменить, как объемы начинают уменьшаться, чай для похудения нужно пить больше недели. Первая порция чая с корицей и медом должна выпиваться натощак, вторая перед обедом, третья за час до сна.

Зеленый чай с корицей и медом

Зеленый чай отлично сочетается с корицей и медом. В нем содержится кофеин и антиоксиданты. А специя и сладость только усиливает действие чая. Чтобы получить полезный напиток, нужно стаканом горячей воды залить чайную ложку чайных листьев. Мед добавить тогда, когда чайный настой немного остынет. В сутки достаточно съедать 50 г и менее меда, не стоит употреблять его больше, ведь в меде достаточно много калорий.

Противопоказания меда с корицей

Перед тем, как начать худеть с использованием чая с медом и корицей, нужно изучить противопоказания:

  • аллергия на мед и корицу;
  • ожирение;
  • гастрит, язва желудка;
  • беременность;
  • повышенная возбудимость;
  • высокая температура тела;
  • бессонница.

Правила приема и особенности напитков для похудения

Чай для похудения нужно принимать минимум два раза в сутки. Обязательно утром перед завтраком, вечером перед сном. Напиток способен вывести из организма паразитов, шлаки. Пища начинает лучше всасываться и перевариваться, постепенно наступает похудение. Корица может снижать чувство голода.

Коричный чай стоит принимать курсами. После первого курса можно заметить уменьшение объемов, сначала на животе, потом на ногах, бедрах. Прием следует прекратить, если вес стоит на месте. Первый курс рассчитан на две недели, затем курс повторяют.

Можно употреблять кусочки черствого хлеба с медом, посыпанным порошком корицы. Такая пища поможет снизить холестерин. Исследования, проведенные в Копенгагенском Университете, показали, что регулярный прием напитков с медом и корицей улучшает состояние при артрите. Лечебный напиток поможет избавиться от цистита, воспаления мочевого пузыря.

Сколько пить чая с медом и корицей

Оптимальная норма потребления чая составляет 2-3 стакана. Корица помогает вырабатывать желудочный сок, если принимать больше чая, можно заработать гастрит.

Эффективно принимать чай с пряностью и параллельно делать обертывания. Это позволит бороться с жиром снаружи и изнутри. До следующего приема чай нужно хранить в холодильнике, но не стоит подогревать напиток, чтобы полезные свойства меда не улетучились.

Обертывания с корицей и медом

При помощи обертываний с медом и корицей можно усилить эффект похудения. Процедуру легко можно провести в домашних условиях. Необходимо приготовить антицеллюлитный скраб. Для этого на плиту ставят большую емкость с водой, в нее поменьше, куда кладут 3 ст. ложки меда. Когда мед станет жидким и немного нагреется, в него добавляют 2 ложки корицы. Должна получиться коричневая смесь с небольшими крупинками. Дать смеси немного остыть.

Перед обертыванием применяют скраб на проблемные места, массируя тело. Затем нанести теплую смесь на бедра, живот, ноги и ягодицы. Масса не должна стекать. Сверху нужно обмотать тело пищевой пленкой, завернуться в одеяло. В таком положении нужно находиться около часа. Процедуру завершает теплый душ. Кожа после этого становится нежной, убирается апельсиновая корка. Можно делать процедуру через день, сделать нужно 15 сеансов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: